Уже после первой серии реалити «Потерпевшие против обвиняемых» многое прояснилось: вина-то в драках, похоже, обоюдна. Что же там еще полгода исследовать?

В Москве прошло судебное заседание, которое стало сюжетом всех новостных телеканалов. Его он-лайн трансляции вели все спортивные порталы страны. И речь не о 7-м решающем матче финальной серии Западной конференции КХЛ ЦСКА - СКА. О деле футболистов-хулиганов, известном как дело Кокорина и Мамаева, хотя обвиняются по нему четверо. Кроме игроков Премьер-лиги - еще и брат Кокорина Кирилл, и детский футбольный тренер Александр Потасовицкий.
Вчерашнее заседание было первым по существу дела, которое по предварительному решению суда может продлиться до 25 сентября - на такой срок увеличено содержание подозреваемых под стражей. В деле 25 томов, которые за полгода собрали 18 следователей, и заявлено 45 свидетелей! Так что этот процесс может стать и сериалом.
Но после дебютного дня этого шоу только укрепился скепсис. О нем точно сказал тренер «Зенита-2» Владислав Радимов в твиттере: «Первый день суда над Кокориным и Мамаевым это как… шоу «За стеклом»! Свидетели, адвокаты, прокурор… такое ощущение, что это розыгрыш! И это будет длиться пару месяцев. Лучше бы закрытое слушание было. Пацаны, не знаю, что сказать - терпения, не сойдите с ума главное!»

Кладбищенские страсти

Началось вчера все с напоминания: угрозы в адрес прокурора Тарасовой могут заметно осложнить как меру пресечения, так и приговор футболистам. В начале апреля ее взяли под государственную защиту, журналистам теперь даже запрещено ее фотографировать.
Угрозы в адрес Тарасовой начали поступать в феврале. Тогда ее мама приехала на кладбище, чтобы проведать могилу мужа, и нашла там пластиковую бутылку, проткнутую ножом. Внутри - записка с угрозами в адрес дочери-прокурора. Это произошло через два дня после того, как суд в очередной раз продлил Кокорину и Мамаеву меру пресечения еще на два месяца - до 8 апреля.
Но были и хорошие ожидания. Василий Уткин в своем твиттере провел оптимистичную параллель: «Учитывая, что вчера смягчили меру пресечения Серебренникову, я уверен, что Кокорина и Мамаева выпустят под домашний арест в ближайшее время».

Кокорин согласен на… пожизненное

Перед началом заседания в Пресненском суде Москвы конвоиры разрешили пообщаться с обвиняемыми прессе, запретив задавать вопросы о наказании и сроках, то есть по существу дела.
- Павел, о чем больше всего думаете? - тут же спросила журналистка.
- О семье, конечно.
- Вы рассчитываете еще вернуться в сборную? - продолжила девушка.
Павел улыбнулся:
- Вопрос про возвращение в сборную, когда находишься здесь, согласитесь, странноватый.
- На какое наказание вы бы прямо сейчас согласились, чтобы всё закончилось?
- Я же предупреждал - никаких вопросов по существу дела! - заглушил всё громкий окрик охраны.
Павел только успел с улыбкой переспросить: «Что?» А нервно теребивший подбородок все время короткого общения Кокорин бросил в шуме и гуле что-то вреде: «ПЖ…» То есть - пожизненное. Слишком черен юмор зенитовца...

«Предварительный сговор не признаем»

В небольшой зал набилось столько родственников, людей из групп поддержки и студентов юрфака, которые пришли на процесс в учебных целях, что прессе места не нашлось - журналисты следили за ходом слушаний по видеосвязи.
Всё началось с обвинительного заключения. Весьма сурового: «Вступили в предварительный сговор и заранее распределили роли, желая противопоставить себя окружающим, прибегли к насилию из хулиганских побуждения, мешая общественному спокойствию… В «Кофемании» имело место грубое нарушение общественного порядка. И на глазах посетителей заведения выражались нецензурно, клали ноги на стол, показательно кидали вещи и показывали свое непристойное поведение. Продолжали действия преступного умысла и следовали распределенным ролям, стремясь противопоставить себя обществу. Обвиняемые использовали в свой адрес корректное замечание о необходимости прекратить поведение. Кокорины подошли к Паку и в ходе словесного конфликта взяли деревянный стул и нанесли три удара».
Все обвиняемые преступный сговор не признали. Наиболее емко обобщил их точку зрения адвокат Павла Мамаева Игорь Бушманов: «Обвинение собрано искусственно на необоснованных доводах. Мамаев не оспаривает факт причинения легкого вреда, но возражает против дополнительной квалификации по действиям группы лиц по сговору и хулиганства. Повод для конфликта со стороны потерпевших был - это есть в доказательствах. Каждый обвиняемый действовал исходя из личных пробуждений, а не по сговору. Согласно постановлению Пленума Верховного суда, лицо не подлежит ответственности за хулиганство, если потерпевший первый начал конфликт. Допущено незаконное вменение хулиганства всем обвиняемым. Обвинение не основано на правильной трактовке фактов».
Тут пришло время первых серьезных противоречий обвинения и защиты: Адвокаты требуют сначала посмотреть видео происшествий, а прокурор настаивает на первичности допроса свидетелей и потерпевших. Суд традиционно принимает сторону прокуратуры. Итаке, сериал будет развиваться в эти дни так: опрос свидетелей, потом черед потерпевших, следом - изучение аудио- и видеодоказательств, допрос обвиняемых.

Подробности матерные, интимные и пьяные

Суд предполагал работать до 18:00, но потом принял решение увеличить срок почти на 4 часа. Во многом из-за того, что начало сегодняшнего заседания задержалось из-за занятости судьи на другом процессе. И допросить не двоих, а трои свидетелей - пару от подозреваемых и одного со стороны, утреннего посетителя злосчастного кафе.
Первый свидетель по делу - Карен Григорян, знакомый футболистов уже на протяжении семи лет. Он встретил отмечавших 10-летие дружбы Кокорина и Мамаева в ночном клубе. А не попал на скамью подсудимых только потому, что не вышел с ними из заведения, задержавшись в туалете. Он рассказал много такого, что совсем не понравилось женам обвиняемых - о том, как вела себя буйно-активная девица, которая тоже была в компании футболистов. На улице водитель белого «Мерседеса» Соловчук сказал одной из знакомых подгулявших за ночь футболистов, которая села в его машину: «Этих петухов я не повезу». Началась драка, и водитель побежал. Мамаев и Кирилл Кокорин его догнали и несколько раз ударили. Потом били по машине. Водитель просил остановиться, перестать его избивать и портить автомобиль.
Потом компания поехала в «Кофеманию» завтракать и там заметили, что посетитель Пак похож на корейского исполнителя PSY. Григорян показал Кокорину видеоклип, чтобы напомнить, что за исполнитель. Все смеялись. «Мы хотели уходить. Протасовицкий пересекся взглядом с Паком. Он извинился, сказал, что Пак похож на певца из «Гангнам стайл». Пак ответил: «Извините, но вы похожи на у***нов». Тогда Кокорин его ударил.
Из опроса свидетеля прокурором мы узнали, что следствие считает: девушка, которая сидела на коленях Кокорина-старшего имитировала с ним интимную близость и целовалась. А также спускалась под стол для имитации половой ласки. Возможно она употребляла наркотики, поскольку потом еще била посуду.
Не будем подробно рассказывать о диалогах со второй участницей веселой ночки в Москве - Екатериной Бобковой. Это та самая девица, которая скакала по коленям. Передадим главное: она лесбиянка и не испытывает к мужчинам влечение, в клубе выпила три виски с колой. Целовалась ли с Кокориным, не помнит, а вот голову ему на колени положила.
- Как можете охарактеризовать Кокорина? - вопрос защиты.
- Святоша! Он как ангелочек. Добрый мальчик, отзывчивый
- Вам что-то кто-то передавал, что вы в десны втирали?
- Нет! Я вообще наркотики не употребляю. На меня следователь орал! Как бешеный. Неприятный дяденька с большими глазами. Вот кого сажать надо!

Вообще девушка была очень экспрессивна, в конце опроса заявила, что не узнает свои подписи в протоколах: «Тут где-то каляки, а не мои подписи».
Кстати, примерно то же самое говорил и первый свидетель из компании футболистов Александр Григорян: «В протоколе больше половины того, что я не говорил. Один процент из написанного - мои слова, остальное - следователь».

Третий свидетель - Игорь Краснов из «Кофемании»: «Мимо меня прошел Кирилл Кокорин, громко переспросивший, кого Пак назвал нецензурным словом. Далее к столу подошел Александр Кокорин, взял стул и ударил Пака. Затем Пака ударил и Кирилл. Было видно, что Пак напуган, он перестал идти на конфликт. Екатерине Бобковой я сказал, что это может плохо закончиться и что тут повсюду камеры и люди с телефонами». Однако, по его мнению, Пак также вел себя агрессивно.
Суд объявил, что заседание продолжится на следующий день, а уходящий Александр Кокорин обратился к журналистам: «Пресса! Напишите, что произошло. А не о том, кто как выглядел. Что свидетели говорили. Спасибо!»
Валерий ПАВЛОВ.

Мамаев Кокорин

Следующий номер "Спорт уик-энда" выйдет

в Четверг,

25 апреля